Школа

вторник
25 июля, 2017

Педагогика – вечная категория

Сегодня многие издания еженедельно готовят материалы о кризисе педагогического образования. Обсуждаются вопросы перехода на новые стандарты, проблемы подготовки педагогических кадров.

   

Мы решили задать актуальные вопросы человеку, чья жизнь и работа непосредственно связаны с областью образования. Итак, наш собеседник – Раиль Мирваевич Асадуллин, ректор Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.

 

КРИЗИС ОБРАЗОВАНИЯ

 

- Многие сегодня говорят о системном кризисе педагогического образования. Как Вы относитесь к этой проблеме?

 

- Знаете, разговоры о кризисе ведутся с момента появления системы образования. Это понятно, ведь основная функция образования состоит в хранении и передаче традиций. Но традиции – это всегда консервативное явление, значит и система образования по своей сути консервативна. Когда идет перестройка – а она идет постоянно – то естественно образование обвиняется в консерватизме и в кризисе.

 

Но есть вторая сторона этой проблемы. Действительно, мы живем в очень динамичном мире и в политическом, и в социальном, и в производственном отношении. А система образования – это прежде всего механизм, который формирует людей нового мышления, нового поколения. Но люди готовятся десятки лет, а программа подготовки вуза – всего пять. И за это время надо освоить не только определенную «азбуку». Вот в этом плане система образования в силу своей инерционности тоже часто подвергается критике. Выход один – система образования должна работать не на прошлого, а на будущего человека.

 

Конечно, система образования – это очень крупная система, и изменить в ней что-то не так легко. Даже на гладком льду тяжело сдвинуть большой ком снега, так что в отношении перемен мы двигаемся, к сожалению, не совсем в том темпе. Мы должны обеспечивать инновации, а не ждать, пока они произойдут в других сферах, а потом подключатся к системе образования.

 

- Как Вы относитесь к тем изменениям, которые сегодня происходят и планируются в системе образования?

 

- Я выскажу свое мнение. Мне кажется, что те процессы, которые сегодня идут довольно активно, постепенно будут остановлены, и мы вернемся к тому, что было. К сожалению, вместе с водой выплескивается и ребенок, и не все изменения пойдут системе на пользу.

 

Идут изменения в стандартах, то есть в содержании того опыта, которым должен овладеть учитель. Эти стандарты определены, и они активно обсуждаются. Они будут приниматься в экспериментальном варианте, потом проверяться и закрепляться. Это неплохо, здесь действительно есть что подкорректировать.

 

Но сегодня пошла погоня за укрупнением вузов. И в этих структурных изменениях, к сожалению, не остается места педагогическому образованию. Более того, появляются горячие головы, которые считают, что не нужно специально готовить учителей. Что в образование могут прийти специалисты любого профиля и быстро освоить профессию.

 

Здесь важно осознавать, что мы имеем с высочайшим созданием природы – с человеком, с его сознанием и мышлением. Не изучив этого человека, не познав механизмы работы с ним, строить образовательный процесс, на мой взгляд, – это преступление.

 

- То есть, педагогические университеты должны существовать отдельно?

 

- Конечно. Возьмем для примера Южный федеральный университет. Вошедший в его состав Ростовский педуниверситет уже «умирает», потому что к нему уже не то внимание. Представьте ситуацию: не умеющий разговаривать ребенок появляется среди взрослых людей другого народа. Он никогда не освоит язык своего народа, он освоит язык тех, с кем он оказался. Поэтому педагогические университеты, оказавшись в системе фундаментальной науки, постепенно перерастут в нее, забыв свою специфику. Это естественный процесс при таких условиях.

 

- А если сравнить нашу и зарубежную системы образования?

 

- Недавно к нам приезжали представители из Австрии. Там сегодня начинают создавать педагогические вузы. От классических австрийских университетов «отпочковываются» педагогические. То есть страна повторяет наш опыт почти двухсотлетней давности. К нам они приезжали за опытом.

 

В Германии сегодня в образовательный процесс вводится методика обучения Макаренко, о которой мы уже давно забыли. Я уже не говорю о таких странах, как Болгария, Китай, Вьетнам – там традиционно используется наша система педагогического образования. Мир интегрируется, а, следовательно, и наш опыт становится достоянием других. К сожалению, мы, «примеряя» на себе опыт зарубежных школ, забываем свои корни и традиции.

 

МЫ ВСЕГДА ИДЕМ ВПЕРЕДИ

 

- Я слышала, что специалисты университета пробовали создать единое образовательное пространство республики?

 

- Мы не пробуем, мы создаем. Сама республика Башкортостан в этом смысле уникальна. По многим позициям она отличается от других – своей красотой, людьми, культурой, и тем, что каждый год мы видим: открываются новые школы. Самые красивые здания на селе – это школа и мечеть или церковь. Это наша отличительная черта. Я ездил в Пермь и могу сравнить. Там – серые здания, поникшие школы. У нас все по-другому. Естественно, мы не вправе относиться по-другому, когда такое отношение у государства.

 

У нас единое пространство уже создано в некотором смысле. Объединились все образовательные учреждения, связанные с авиационной промышленностью, от колледжей, техникумов до университета, все аграрные создали свой кластер, и все педагогические, конечно. И теперь аграрный сектор образования работает с министерством сельского хозяйства, педагогический – с министерством образования и так далее. То есть внутри республики создаются автономные структуры, включающие в себя систему образования. Таким образом, образование и производство замкнулись в единый контур. Такого нет нигде.

 

Сегодня создаются мегауниверситеты, идет укрупнение вузов, но ведь пройдет еще немало времени, пока они станут звеньями одной цепи, единой системой. А в Башкортостане этот процесс идет не первый год.

 

- Многие думают, что в педагогическом университете готовят только учителей. Кого кроме педагогов готовит БГПУ?

 

- Если бы у нас были специальности только педагогического профиля, мы бы как раньше назывались институтом. Название Университет – говорит о многопрофильной подготовке специалистов. 70% наших программ – это профиль «педагогика и образование». Кроме педагогов мы готовим инженеров по направлениям информационные системы и технологии, прикладная информатика. Только мы готовим генетиков. Совместно с УГАТУ начинаем готовить нанотехнологов. Психологи, культурологи и многие другие специалисты выходят из наших стен. Но для нас важно сохранить название «педагогический». Мы кластер образования, а без образования – никуда. Какими бы мы не стали в будущем, пусть даже половина направлений подготовки будет непедагогического профиля, мы все равно будем педагогическим университетом. К этому нас обязывает имя Акмуллы и преданность профессии.

 

- Какая миссия у главного педагогического университета республики?

 

- Педагогическому вузу нужно всегда идти чуть впереди, чем все остальные. Почему? Без педагогического образования нет образования в принципе. И мы сегодня должны готовить уже других учителей. Понимая это, мы порой забегаем вперед, и нас не всегда понимают. Мы первыми среди педвузов России перешли на двухуровневое образование.

 

ТЕОРЕТИКИ И ПРАКТИКИ


- Сегодня часто можно услышать, что обучение на бакалавра – бессмысленная трата времени. Так ли это?


- Многие воспринимают бакалавриат как неоконченное высшее образование, только как теоретическое образование. Я бы назвал это по-другому. Бакалавр – это человек, имеющий общее высшее профильное профессиональное образование. То есть это человек, способный быть «многостаночником». Общие основные знания у него есть, и на этой базе за счет сокращенных программ обучения его можно быстро подготовить к любой работе.
 
Переходим к аналогиям. Япония. Передовая индустриальная страна. Машины, цифровые технологии, компьютеры. Итак, у них есть вузы, которые дают подготовку на уровне бакалавра. Затем, этот бакалавр оказывается в системе «Sony» или «Toshiba». Ни одна из этих фирм не откроет секрета своего производства, это коммерческая тайна. Поэтому система подготовки специалистов внутри этих фирм.
 
Они берут человека с базовыми знаниями и способностью к обучению, и довольно быстро готовят его к своим технологиям, и соответственно берут с него подпись о неразглашении секретов производства.


А у нас пока нет такого производства. Наше производство отстает, у нас еще не созданы фирмы, где требуется только своя, уникальная технология работы. Но процесс уже идет. Со временем может случиться так, что мировые производители появятся здесь, и будут брать не заранее подготовленных специалистов, а тех, кого можно подготовить для собственной технологии. Поэтому будут брать именно бакалавров. Вот это мы пока не можем уловить.
 
Современная ситуация такова, что в развитых странах человек в среднем проходит до пяти профессий. Что же ему теперь пять вузов оканчивать? Достаточно одного высшего, на уровне бакалавра, чтобы успешно строить карьеру.
 
В любом производстве есть две составляющие: контур создания идей и контур внедрения идей. Бакалавр – это человек, который должен пройти доспециализацию, а магистр должен идти в науку. Это отличное деление на теоретиков и практиков.

 
ПЕДАГОГИКА – ВЕЧНАЯ КАТЕГОРИЯ


- Какие еще изменения ожидаются в системе образования?


- Отечественная система педагогического образования уникальна, она не случайно появилась. Ее можно перестроить, остановить, но она все равно возродится. Потому что педагогика – это вечная категория: сколько существует человек, столько будет и учитель. Но сегодня нужен учитель другого толка, и в этом плане мы должны меняться. Нужны особые навыки работы с техникой, новые методики.
 
- А каковы универсальные, неизменяемые качества учителя?


- Во все времена учитель – это человек, который, прежде всего, видит себя педагогом, то есть «рабом ребенка». Ведь педагог в переводе – раб, сопровождающий ребенка в школу. То есть он предан ребенку и служит его развитию. Это самое высокое качество педагога – без любви к ребенку к нам идти нечего.
 
Но сегодня мы, в результате реформы системы образования, к сожалению, имеем обратные процессы. Мои работы – кандидатская и докторская – посвящены проблеме формирования учителя. Я анализировал, какой абитуриент к нам шел в 1986 году, в 2000 году. Если в 1986-м 57% и более шли в педагогику под влиянием своих родителей-учителей, осознавая, что их ждет, то сегодня этот процент значительно ниже. Только 9% детей учителей сегодня идут к нам, и они идут скорее на предмет, а не на профессию.
 
Но нас радует другое. Эти люди, работая здесь, постепенно овладевают навыками коммуникации с людьми, менеджерскими функциями, и все равно постепенно абсолютное большинство превращается в учителей. Но мы тратим на это огромное количество времени и усилий.
 
- То есть не обязательно быть учителем от бога?


- Да, это может быть и профессия, полученная в вузе, и призвание. Но если бы эти две вещи совпадали!

 

ГЛАВНОЕ – ЛЮБИТЬ ЧЕЛОВЕКА


- А что Вы думаете о социальном статусе учителя?


- Да, нас порой не понимают, видят чудачество в преданности школе. Надо мной друзья постоянно шутили: «Как ты кормишь семью на свою зарплату?» Но что делать, если я избрал школу? Для многих это пафосные слова, но для большинства учителей это не пафос, а реальность.
 
Просто есть категория людей, которые настолько преданы своему делу. Я знаю врачей, которые испытывают сердечные боли, из-за того, что переживают за своих пациентов. А есть другая категория – учителя, которые просто знают, что работать в школе – их призвание. И когда начинают говорить, что учитель сеет разумное, доброе, вечное, рисовать его картинно; я всегда говорю, что это наша профессия, наше ремесло. И главное качество в нашей профессии – любить человека, понимать его проблемы, жить его заботами.Ко мне ежегодно приходят двое-трое молодых выпускников, и извиняются за то, что они вынуждены уйти из сферы образования, чтобы прокормить семью. Они чувствуют, что предают свое призвание. Государство должно это осознавать.
 
- Сегодня оплата труда учителя несколько выше…


- Я могу быть непонятым государственными чиновниками, но! Руководители ведомств, курирующих образование, говорят: мы подняли зарплату учителям за счет новой системы финансирования. Но ведь мы убрали из школы социальных педагогов, логопедов, психологов, дефектологов. Но при этом наблюдаем, что растет количество детей с проблемами не только в развитии речи.
 
Конечно, цифры говорят о том, что средняя зарплата растет, но мы не финансисты. И только рациональным подходом не измерить глубину проблем педагогики. Нельзя искать проблемы только в самой системе педобразования. В этой системе работают замечательные люди, трудятся по 25 часов в сутки. Но есть пределы возможного.
 
- Какой совет Вы можете дать своим студентам и выпускникам?


- Всегда говорю студентам: «Не теряйте время». Ежедневно посмотрите два-три первоисточника фундаментальных работ, связанных с предметом, психологией и педагогикой. Ежедневно, работая перед зеркалом, оформите хотя бы одно профессиональное качество. Как улыбнуться аудитории, как взглянуть так, что бы усмирить, или похвалить ребенка. Кроме того, не устаю повторять: не ложитесь спать, пока не напишете, хотя бы две страницы. Это помогает оценить себя, посмотреть на себя глазами других людей со стороны.


© 2009 ООО «НПО «Электронный университет».
Газета «Образование: путь к успеху». Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-32232 от 09 июня 2008 г.
При перепечатке или цитировании ссылка на газету " Образование: путь к успеху " обязательна.
Для Интернет изданий прямая активная гиперссылка на сайт обязательна.